Группировка «Ленинград»: super good

01 Января, 1970

Шнур сравнил людей на концерте с водкой

Очень личная статья от редактора

Вчера 13 мая в Лондоне прошел с громадным успехом концерт группировки Ленинград. Уже какой год ребята приезжают именно в мае, но маяться с продажей билетов им не приходится. Вчера зал был практически sold out – более 1500 человек пришли послушать Сергея Шнурова, попросту Шнура, приехав из Манчестера, Лидс, Дублина и других городов.

Песни этой группы долго шли параллельно со мной, нас связывал только общий знаменатель — город Ленинград. Однако в последние Х лет все чаще в мой динамик влезал Шнур и его творчество, хотя сам Шнур считает, что он создает искусство.

Поневоле пришлось обратить внимание:

музыка стала помягче (но все такая же яркая), ушел просто тупой бытовой мат (пришел веселый мат и хорошие матерные словообразования, как, например «ах уе.., ах уе…, ах уехала заинька моя»), клипы превратились в качественные короткометражные фильмы (спасибо режиссеру Анне Пармас), Шнур расширил женский вокал в группе, и вообще сам он сильно преобразился. Сильнейшее влияние на фронт-мена оказала его жена Матильда – ныне ресторатор, владелец балетной школы, имеющая знакомства в среде известных инфлуенсеров (от англ. influencer) России.

Группировка Ленинград сейчас одна из наиболее успешных музыкальных команд в России, которая делает около 100 концертов в год. Только задумайтесь  — 100! Также имеет один из самых высоких гонораров  — порядка 120 000 долларов за единичный концерт. Все эти грандиозные цифры не могли бы случится с группой, если бы не идеальная маркетинговая стратегия и, что главное, отработка своего гонорара на 100% каждым участником команды (их около 30 человек). Сергея часто критики называют феноменом маркетинга: его брутальный образ с жанровым разнообразием выстреливают точно в публику.

Все это, непонятное, удивительное, поразительное, шокирующее и привело меня в гримерку к Сергею, где за час до выхода на сцену он ответил на мои вопросы.

Сергей, спасибо, что Вы согласились поговорить с Афишей Лондона до концерта. Как Вы видите своё предназначение как музыканта выйдя на такой уровень популярности?

— Вот эти высоты, которые Вы имеете в виду – абсолютная иллюзия. Я себя не чувствую чего-то добившимся. Есть, конечно, определенные успехи, но это далеко не край и далеко не вершина. Есть много-много к чему стремиться. Вот этим, собственно говоря, я и буду заниматься.

— Имеете ли вы по Вашему мнению влияние на аудиторию – в частности, на молодежь?

Мое влияние на молодежь сильно преувеличено. Мне 45 лет, у молодежи совершенно свои фавориты. И кто на кого влияет — тоже неизвестно. Фавориты влияют на молодежь или молодежь на фаворитов? Неизвестно.

DSC_5317

— Хорошо, а в целом музыкант может влиять на экономику и политику? На демографию в конце концов? Ваши песни очень веселые и откровенные …

— От поцелуя до демографии очень длинный путь. Как Моцарт влияет на политику? Моцарт – это скорее отражение механистического восприятия мира. Мир есть некий большой механизм, который двигается по определенным законам, и они подвластны человеческому осознанию. Кто на него повлиял? Скорее всего Ньютон. А на Ньютона? Скорее всего Лейбниц. И так мы дойдем до Гомера.

— Получается, что Вы не считаете, что влияете на аудиторию?

— Давайте тут разнесем: есть искусство и есть пропаганда.  Я пропагандой вообще не занимаюсь. Это определенный жанр, должно быть сквозное, вертикальное, тоталитарное общество, чтобы была возможна пропаганда. Пропаганда сейчас возможна, и она осуществляется, но должны быть построены более сложные институты, большое взаимодействие людей, тогда пропаганда возможна. Как в России, как здесь в Англии, как в США есть пропагандистские машины. Но один человек Сергей Шнуров не может пропагандировать. Должен быть институт.

lenin(2)__pb4jgud

— Хорошо, а если вспомнить, скажем, Ленинградский рок-клуб – он трансформировал сознание целого поколения с помощью музыки определенных конкретных людей.

— Это все большой вопрос. Ленинградский ли рок-клуб, журнал ли «Огонек», или журнал «Знамя». Что изменилось? Это процессы. Нет никакой точки, которая меняет сознание. Нет одного человека, который может изменить мышление целого народа.

— За последние годы у группы очень изменилось позиционирование в музыке: кажется, вы стали целиться в другие социальные группы. Контингент посетителей на концертах изменился. Чем вызван такой поворот?

— Смотрите, я захожу в магазин. 24 часа. При всей моей любви к водке Гжелка, ее нет. Ее просто сняли с производства. Поэтому мне приходится выбирать из того, что представлено. Это не я меняюсь, это мир меняется вместе со мной. Тот алкаш умер, того парня в армию забрали, тот в Лондон уехал. Изменились покупатели этого магазина.

1000x943_0_13ddf0b44536a2346b687fa90d07fd94@1080x1018_0xc0a8399a_17307218801499848968

— Помимо музыки ваше имя ассоциируется сейчас и с миром художественного искусства. Вы продвигаете Эрмитаж, делаете свои выставки (как «Ретроспектива брендреализма»), пытаетесь сотрудничать с современными художниками (как Олег Хвостов). Это какая-то гос. программа по поддержанию русского искусства? Вам за это платят?

— Что такое госпрограмма? Я не работник Министерства культуры. И знаю не больше Вашего. На заседания я не хожу. Откуда мы все сейчас черпаем информацию? Из этого мутного болотца под названием Facebook. Что там пишут, кто там пишет и кому – неизвестно. Я Вам говорю как есть, а есть ровным счетом так: я не знаю есть ли госпрограмма по поддержке современного искусства или нет. Этот вопрос и для меня, и для Вас закрыт. Моя же поддержка Эрмитажа – это просто признание в любви.

— Как ценителю современного искусства, Вам бы хотелось посотрудничать с английскими художниками или музыкантами? С эпатажным Грейсоном Перри, например?

— Никогда не стремился ни к какому сотрудничеству. Я вполне самодостаточный. Кто стремится к сотрудничеству? Зачем это? Мне это не нужно.

— Вы часто бываете в Лондоне. Какое Ваше любимое место тут?

— Мне нравится музей Tate Modern. Пойду туда завтра на выставку Пикассо.

— Спасибо!

DSC_5357

 

P.S. В антракте (!) милые охранники раздавали воду в стаканах всем, кто не хотел покидать  нагретое место в первых рядах. За кулисы к музыкантам приехали многочисленные друзья, были замечены Алексей Зимин, Юрий Дудь, рэппер ST (Степанов) и группа поддержки на бекстейдже. Поле концерта в зале публика не хотела расходиться и долго вызывала группу повторно на бис. Оставили до следующего раза.

Беседовала Маргарита Багрова

Фотографии Yulia Petrova и из личного Instagram артиста