Интервью: Хелен Раппапорт о семье Романовых

22 Августа, 2018

100-летняя годовщина убийства царской семьи – важная дата и для России, и для Британии. Мы узнали почему.

 

Этой осенью пройдет серия Романовских событий в Лондоне — выставка в музее науки (об этом мы подробно написали тут) и несколько разных лекций и кино показов (смотрите у нас на сайте в разделе Talks/Cinema). Как раз накануне одного из таких событий в Pushkin House Афиша Лондона встретилась с Хелен Раппапорт, автором книг по теме Романовых.

Хелен Раппапорт – историк, автор нескольких книг о революционной России, из которых три посвящены царской семье. Последняя из них, «The Race to Save the Romanovs», уже переведенная на русский язык как «Рок семьи Романовых», в некотором роде реабилитирует короля Георга V, которого до сих пор принято было винить в том, что он в последний момент передумал и не вывез своего кузена с семьей из России. Оказывается, были и другие планы, возможности и неудавшиеся попытки спасти Романовых. Вышла книга в июне 2018, как раз накануне 100-летней годовщины убийства Николая II и его семьи. Мы поговорили с Хелен об этой  круглой дате, ее интересе к России и дальнейших творческих планах.

Меня потрясла русская литература

– Как и почему так вышло, что Вы увлеклись Россией и русской культурой?
– Я заинтересовалась Россией будучи подростком. Не знаю, имел ли место какой-то духовный или эмоциональный толчок, но что-то в русской литературе, музыке, искусстве захватило мое воображение. Думаю, что началось все с того, когда я в 15-летнем возрасте впервые прочитала рассказы Чехова и влюбилась в них. Потом я стала читать и других русских авторов – Толстого, например. И помню, как меня совершенно потряс «Доктор Живаго». Мне повезло, я училась в гимназии для девочек, где преподавали русский язык. Когда я услышала, что есть возможность его учить, я тут же за нее ухватилась, так сильно мне хотелось выучить этот язык. С тех самых пор Россия, русская история,  культура – большая часть моей жизни.

– Почему для своих исследований Вы выбрали именно тот период российской истории – конец XIX-начало XX века и Романовых?
– Как я уже сказала, я очень любила русскую историю. Но никогда не интересовалась Романовыми, империей, монархией. Мне эта история казалась чересчур романтизированной до тех пор, пока агент, с которым я работала 10 лет назад, не предложил мне заняться этой темой. Я как раз искала тему для новой работы, но сначала без энтузиазма восприняла подобное предложение. А потом стала думать о том, как можно было бы подойти к истории царской семьи, и мне вскоре пришла в голову мысль рассказать ее через короткий промежуток времени – 2 недели до их гибели в Екатеринбурге. С этого все началось и вылилось в три книги. Во время работы над “Екатеринбургом” я не могла выкинуть из головы девочек, дочерей императора. Мне страшно хотелось рассказать их историю, что я в итоге и сделала в книге Four Sisters. После я написала книгу о революционном Петрограде и о Ленине в изгнании. Но мне все никак не давал покоя вопрос: «Почему никому не удалось спасти Романовых?» Я решила, что мне нужно в этом разобраться. Об этом моя последняя книга. И мне кажется, я сказала в ней на эту тему все, что хотела.

helen rappoport

– Какие планы у Вас теперь? Вернетесь к Викторианской эпохе?
– «Викторианцы» – моя вторая большая любовь, и у меня уже есть одна идея для потенциальной книги на эту тему. С другой стороны, я знаю, что мой американский издатель может снова захотеть что-нибудь «русское». Но я не буду писать книгу ради книги. Мне нужно найти подходящий объект, идею. Я планирую взглянуть на определенный период русской истории и посмотреть, увлекает он меня или нет. Что я знаю наверняка, так это то, что совсем русскую тему я не оставлю – слишком глубоко она сидит в моем сердце и голове. Нужно лишь найти подходящий топик.

– Вы уже знаете, какой период истории это мог бы быть?
– Да, мне интересен ранний XIX век. Правление Александра, период после успеха 1812 года и, наверное, до Николая I или, может, после Крымской войны. Хочу взглянуть на отношения между Англией и Россией в тот период. Книга необязательно будет про царей, скорее, что-то о российском обществе и культуре того времени. Возможно, подобно тому, как я запечатлела (надеюсь, что запечатлела) Петроград 1917-го года. Пока что я просто обдумываю разные идеи. С любой книгой мне нужно прочувствовать абсолютную вовлеченность в тему, на которою я пишу.

 

Еще у меня есть лекция, которую я думала превратить в книгу: о королеве Виктории и ее постоянно менявшемся отношении к России. Она охватывает период, начиная с визита царевича Александра в Англию в 1839 году и его мимолетного увлечения Викторией  (когда Николай I узнал об этом, он тут же послал за Александром) и заканчивая историей женитьбы принца Альфреда на Великой Княгине Марии Александровне, категорически отказывавшейся приспосабливаться к английскому образу жизни. Она также о том, как Виктория негодовала по поводу того, что две её внучки – Элла и Алекс – вышли замуж за Романовых (имеются в виду Елизавета Федоровна, супруга Сергея Александровича и Александра Федоровна, императрица, супруга Николая II, — прим. редактора). С удовольствием бы об этом написала, но боюсь, материала пока недостаточно для целой книги.

Личное мнение

– Какие у Вас мысли в связи со 100-летней годовщиной убийства Романовых?
– Должна сказать, во-первых, я очень разочарована тем, что это событие почти не получило отражения в западных СМИ. К сожалению, оно оказалось недостаточно важным по сравнению с саммитом Трамп-Путин. Конечно, что-то о самой годовщине они написали. Но не будь того саммита, возможно, они охватили бы и события, происходившие в Екатеринбурге, имею в виду удивительную всенощную. Не знаю точных цифр, но мне сказали, там собралось от 100 до 200 тысяч верующих. Я смотрела прямую трансляцию и это было потрясающе. Очень важное событие для многих православных. Но, конечно, подвели их не только СМИ, но и Русская Православная Церковь, которая так и не признала, что найденные останки действительно принадлежат Романовым. Они мнутся на месте, тянут резину. На мой взгляд, довольно глупо с их стороны не согласиться, наконец: “Да, это они, мы подтверждаем результаты ДНК-экспертизы”. Недавняя независимая ДНК-экспертиза повторно подтвердила то, что всем уже давно было известно. Мне кажется, это чистая политика – они хотят иметь контроль, чтобы последнее слово было за ними. А жаль. Было бы здорово, если бы на церемонии по случаю годовщины Церковь наконец признала, что это они, и подарила православным момент умиротворения по поводу закрытия этой затянувшейся истории.

– Российско-британские отношения недавно пережили очередной кризис, в частности, после Солсбери. Имели ли эти события какое-то влияние на Вас и Вашу работу, испытывали ли Вы какие-либо сложности в связи с этим?
– Нет, книгу свою я закончила до покушения на Скрипалей. И я тесно работала с русской командой Russia Today в Москве над их твиттер-проектами ‘Россия 1917′ и ‘Романовы 100’. Случившееся точно никак не отразилось на моем отношении к России, на моей любви к этой стране, людям и культуре. И это никогда не изменится. Я никогда не перестану пытаться узнать больше о русской культуре. То, что случилось, очень меня расстраивает, но есть огромная разница между русскими людьми и российским государством. Не буду высказывать мнение по поводу действий правительства. Но русские – смелые и героические люди, которые много страдали на протяжении веков. Я никогда не перестану любить их и восхищаться ими. Опять же, если взглянуть на историю: королеву Викторию постоянно кидало из крайности в крайность по отношению к России. Сначала друзья и союзники в победе над Наполеоном в конце Наполеоновских войн, потом отношения усложнились во времена Николая I, затем Крымская война и ещё большее ухудшение отношений после неё, далее все вроде стало налаживаться, но потом начались Афганские войны… А в XX веке – Холодная война. И так далее. Это постоянно меняющиеся отношения. Но я надеюсь, что в итоге мы всегда будем на одной стороне. Молюсь за это.

Беседовала Ольга Павлова

  • Напоминаем, что 18 сентября в Pushkin House можно будет узнать больше о попытках спасти царскую семью в дискуссии с участием Хелен Раппапорт. Подробнее про это событие тут
  • Купить книгу «The Race to Save the Romanovs» можно тут

race the Romanovs