Разговор: дизайнер Ольга Солдатова об орденах и секундомере

01 Января, 1970

В Лондоне в галерее SAAS открылась выставка «Рождественский полет».

В галерее современного искусства SAAS в Челси праздничное настроение: открылась персональная выставка русского художника и дизайнера Ольги Солдатовой «Рождественский полет». Центральная тема проекта — размышления о советском символизме: спортсмены, самолеты, звезды, ордена — оптимистично и остроумно. Работы художницы, выполненные в технике бисероплетения и мозаики, представлены в крупнейших музеях Москвы: Третьяковской галерее, Музее Архитектуры, Музее современного искусства, а также находятся в частных коллекциях России, Франции, Италии и Англии.
Афиша Лондона встретилась с дизайнером, которую называют «человек-праздник», чтобы узнать, как образы советской эпохи уживаются с современными реалиями.

О «Сreatrice Russe» и источниках ее вдохновения

М. (Маргарита) — Ольга, очень приятно вас видеть в Лондоне, а вы здесь частый гость?

О.С. — Раньше я очень много перемещалась, и в Лондон часто приезжала, участвовала в общих и персональных выставках. Последнее время осела у себя на Подмосковной даче, на Николиной Горе, завела собак — очень мне там хорошо.

Л. (Лиза) — Основные точки на вашей карте — Москва — Париж — Гонконг. Звучит как: дом-вдохновение-производство.

О.С. — Практически так и есть! Я шесть лет прожила в Париже, в Италии очень часто бываю по несколько месяцев. Там выставки, вдохновение, друзья. В Гонконге я работала полтора года, а сейчас просто прилетаю туда по делам.

Л. — Вы по образованию архитектор, но еще дизайнер, художник, фотограф. Вам какое определение ближе?

О.С. — Как только меня не называли! Когда я модой занималась, даже в стилисты записывали. Люди любят определения, им так проще и спокойнее. Я — «Сreatrice Russe», как одна французская телевизионная журналистка меня назвала. Мне все равно, в какой области творить, я за расширение рамок и выход из них.

Л. — Что позволяет вам комфортно существовать вне рамок и определений?

О.С. — Больше всего мне помогает мой спортивный характер. В детстве я занималась спортом, в институте выступала на первенстве ВУЗов по бегу и по лыжам. У меня всегда было какое-то спортивное стремление, было интересно побеждать, на все соревнования и конкурсы я шла только с таким настроем.

Л. — А чем, помимо стремления к победе, вдохновляетесь?

О.С. — Путешествиями, музыкой, литературой. У меня дома все книгами завалено. Как сказал Вольтер: «все жанры хороши, кроме скучного».

М. — Кино вас увлекает? В Лондоне сейчас проходит Russian Film Week, все про это говорят. Что-то удается смотреть из современного? Как оцениваете?

О.С. — Кино тоже увлекает, но на кино редко время находится, это больше про развлечения. На Николиной горе, где я живу, очень креативная среда. Меня часто друзья на премьеры приглашают — фильмов, спектаклей. Поэтому Звягинцева, Хлебникова, да и вообще всех, кого стоит смотреть, я смотрела. Но я не большой фанат русского кинематографа.

О «чудовищных цветочках» и узколобости

Л. — Ольга, а для себя вы рисуете?

О.С. — Да, акварели в основном. Лес, природу — все что я люблю. У меня дома есть акварельная комната, когда у меня хорошее настроение я сижу там и пишу. Но на это времени тоже не хватает, поток заказов очень большой.

Л. — А заказы какие чаще всего приходят?

О.С. — Я люблю глобальные заказы. Возглавить какой-то проект, стать арт-директором. Недавно я работала над отелем, там все мои способности пригодились. Art Hotel Che — это в центре Москвы, на Малой Дмитровке, рядом с музеем имени Чехова. Из офисного здания сделали бутик-отель, у него невероятный рейтинг и дизайн все хвалят — приятно. Работа была на скорость, сделали за полгода. Мне такой темп очень комфортен, люблю работать в режиме аврала.

М. — А были какие-то крупные проекты, помимо отеля?

О.С. — На Мундиале в Зарядье было несколько моих огромных мозаик про футбол. Я очень люблю спортивную тему, не только самолеты и советскую символику. Недавно был один интересный проект, оставшийся, к сожалению, нереализованным. Кто-то из Правительства посетил мою выставку в Музее Москвы, там было представлено много мозаики. Мне позвонили и предложили оформить внешний вестибюль метро Бауманская. Я подняла историю этого места, всю эту тему про немецкую слободу, что там было. Сделала множество оригинальных эскизов. Потом выяснилось, что вышел новый закон, по которому все, что строится и оформляется, должно согласовываться с местными жителями. Местные жители же выбрали какие-то чудовищные цветочки и ягодки. Проект остался не осуществлен, но, я думаю, из метрополитена ко мне еще обратятся.

М. — Как вы считаете, почему могло такое произойти?

О.С. — Людей отпугнуло понятие «современный художник», оно сейчас дискредитировано. У людей стереотипы, «не нужно нам тут современных художников»!

М. — То есть это не отрицание советского прошлого? Отрицание современного искусства скорее…

О.С. — Да, это просто узколобость общественников, которые сами не так много знают. Но это было всегда. Я помню, как еще в моем детстве в Москве проходила выставка моего любимого художника — Модильяни. Потом какой-то комсомольский лидер кричал на собрании: «Почему там не нарисованы глаза? Почему вы ходите смотреть эту бездуховность?». Это просто дичь и необразованность.

Л. — Массы, наверное, не могут решать такие вопросы. Хотя здесь интересно то, что Бауманская — это исторически интеллигентный район Москвы. Наверное, вопрос в том, у кого было время пойти и проголосовать…

О.С. — В том-то и дело! И поэтому, когда мне сообщали о решении, заказчикам самим неловко и неудобно было. Может, эти жесткие худсоветы, от которых все страдали, были не так уж плохи. Их упразднили и стало в разы хуже.

Первым делом самолеты!

Л. — Ольга, давайте о ваших украшениях поговорим. Вы используете бисер и кристаллы для воссоздания советской символики. Звезды, ордена, самолеты — центральные элементы ваших украшений. Это все из детства?

О.С. — Бусинки и все блестящее я обожала: собирала, раскладывала все это по коробочкам. Очень любила перебирать мамины драгоценности. Не носить, а именно смотреть, в руках держать. Мой папа работал в известном научном институте «Фиан», разрабатывал производство искусственных алмазов-фианитов. До сих пор помню огромный пресс в несколько этажей высотой. Чтобы гранить фианиты нужны колоссальные мощности и все это — разработки советских ученых. Сейчас эти технологии активно используют Сваровски. На Николиной горе с семьей Сваровски меня познакомил мой сосед по даче, Сергей Петрович Капица, с которым мы очень дружили, так и завязалось сотрудничество. Но, я считаю, что кристаллы, искусственные бриллианты, я использую по праву, т.к. мой папа работал над их изобретением и воплощением.

Л. — Как все интересно переплелось!

О.С. — Да, и таких совпадений много. Например, с несколькими работами для этой выставки в галерее SAAS мне помогала внучка Туполева, она учится на архитектора, живет рядом и приходит ко мне волонтером.

И то что я сделала в мозайке стеллу «Космос» для внука академика Королёва – тоже не случайно. Он мне рассказал, сколько его дед потратил сил, чтобы этот памятник космосу, которым мы все восхищаемся, был построен именно их этих высококлассных материалов.

Л. — Как вы вообще пришли к советской символике?

О.С. — У меня было очень счастливое советское детство. Мне все это нравилось: обожала школьную форму, сама перешивала и гладила воротнички, носила звездочку как брошку.

Л. — А самолеты?

О.С. — До сих пор помню: меня привели к дяде, который на военных самолетах работал. Он меня посадил в сверхзвуковой самолет, только, говорит, красные кнопочки не нажимай, а то сразу катапультируешься. Не поверите, там в кабине меня привлекал секундомер, с помощью которого я технику чтения отрабатывала! Меня это всё очень впечатлило. И аэропорты тоже люблю.

Л. — Вы поэтому так путешествовать любите, наверное?

О.С. — Обожаю просто, это мое. Родители часто переезжали с места на место. Я родилась на Сахалине, но прожила там до двух лет всего. Думаю, что место рождения — это очень важно. Мой конек — я вижу очень много оттенков, как японцы. Больше, чем обычные люди. Это заметили еще в детской художественной школе. После Сахалина мы переехали на Урал, в Пермь, а потом в Москву.

Л. — А никогда у вас не было желания самой самолет водить?

О.С. — Ну нееет, это совсем не то. Приборы мне нравятся, но я очень боюсь высоты

Л. — Летать не боитесь?

О.С. — Нет, с этим смирилась. Главное не смотреть вниз.

«Человек-праздник» в Лондоне

Л. — Какая идея объединяет ваши работы для выставки в SAAS?

О.С. — Праздничная, рождественская. Я люблю все, что с этим связано. Как-то даже снималась в программе Ерофеева — «Апокриф», выпуск назывался «Человек-праздник». Виктор меня туда пригласил, сказал, «где вы — там и праздник». Забавно было, я встретила там знаменитую актрису, одну из моих любимых, Аллу Демидову. Она снималась для другого выпуска, их ведь сразу много записывают одновременно. Мы разговорились в гримерке.
— Здравствуйте, а вы в какой программе будете сниматься?
— Я — «Человек-праздник». А вы?
— А я — «Есть ли жизнь после смерти» …

Л. — А работы ваши здесь можно будет приобрести, они продаются?

О.С. — Да!

М. — Выставка продлится до середины января, вы все это время в Лондоне будете находиться?

О.С. — Нет, к сожалению, у меня сейчас очень много работы. Я делаю для фирмы «Tervolina» капсульную коллекцию: обувь, сумки, аксессуары, это большой объем работы.

Л. — Мы не можем про Лондон не спросить. Какие у вас любимые места?

О.С. — Я раньше очень любила Сохо. Однажды, Вячеслав Зайцев проводил конкурс модельеров, я спонтанно решила принять в нем участие. Меня и брать-то не хотели, т.к. он был только для профессионалов. Я победила в итоге. Так вот, когда я разрабатывала модели, то разменяла квартиру, остались деньги. Я прилетела в Лондон и все ткани для коллекции купила в магазинах в Сохо. До сих пор теплые воспоминания с этим местом связаны, я люблю там аксессуары и все для работы покупать. Еще все музеи люблю, особенно Тейт Модерн. Парки обожаю. Раньше все время на Портобелло пропадала — мне было все интересно.

Когда мне люди говорят, что они устали, или я вижу, что кто-то сложил руки, ничего не делает, ничем не интересуется, я этого не понимаю. У меня вот, наоборот, ощущение, что у меня все впереди и только начинается!

Выставка продлится до 22 января, галерея открыта by appointment.

Пожалуйста, позвоните перед приходом 07391110809

Адрес: SAAS London Gallery

111 Cheyne Walk, London SW10 0DJ, UK

Беседовали Елизавета Давыдова и Маргарита Багрова

ЧТО ЕЩЕ ИНТЕРЕСНОГО НА САЙТЕ: