Интервью: актриса Ингеборга Дапкунайте

«Я не поехала на вручение Оскара»

2 октября в Лондон приедут «БеспринцЫпные чтения» с программой «God Save The Queens. Часть первая»Накануне премьерыв перерывах между репетициямимы записали спонтанное интервьюразговор двух друзейкоторых мы скоро увидим на сцене — автора проекта Александра Цыпкина и Ингеборги Дапкунайте.

Александр Цыпкин: Одно из странных и не сразу понятных иностранцу русских слов – интеллигенция, его же нет у англичан, а у литовцев есть?

Ингеборга Дапкунайте: По-английски слово intelligent значит умный, смышлёный, чаще всего именно умный. Это не имеет такого значения, как в русском языке. В литовском, кстати, inteligente тоже означает интеллигент, как и в русском.

Александр Цыпкин: Сложно, наверное, англичанину объяснить.

Ингеборга Дапкунайте: Объяснить, что такое интеллигенция, англичанину и, правда, непросто. Это что-то вроде культурного слоя общества, наверное. И это не совсем богема. Помнишь, в СССР была «рабочая интеллигенция»…

Александр Цыпкин: Ага, а кстати, как ты считаешь, интеллигенция изменилась с советских времен?

Ингеборга Дапкунайте: Все общество изменилось. Я думаю, что самое большое изменение — это скорость, с которой людям становится доступна информация. Вся. И если раньше под интеллигентом подразумевалось то, что ты начитанный, образованный, ведь тогда информация была не так доступна, то сегодня любой человек может стать эрудитом за день. И стали важнее какие-то другие аспекты. Доступ к информации изменил все, уже даже не так важно, в какой семье ты родился, а раньше это было определяющим.

Александр Цыпкин: Актер играет сотни чужих жизней. Проще тебе играть, если твой собственный выбор совпадает с выбором героя? Что из образов прилипает к твоему собственному?

Ингеборга Дапкунайте: Иногда бывает, что забываешься и чувствуешь, что ты сказал что-то или ответил так, как ответила бы твоя героиня. Или сказал что-то странно. В общем, конечно же, моя героиня — это я. У нее мои руки, ноги, моя голова. Это очень трудно отделить. А поступки… не знаю. Все-таки мы говорим не о поступках, а об обстоятельствах. Каждый герой создается из обстоятельств, в которых он существует. И у каждого человека свои обстоятельства, у каждого героя — свои.

Александр Цыпкин: Что ты испытываешь, когда видишь, что зритель уходит прямо во время спектакля?

Ингеборга Дапкунайте: Если я вижу, что зритель уходит со спектакля, ну, я думаю, может, он пошел в туалет? А может, ему и надоело, а может быть, ему в метро надо успеть…

цыпкин афиша лондона

Александр Цыпкин: У тебя бывали ситуации, когда тебя «вырезали» из снятого фильма? И смогла бы ты сама так поступить с близким тебе человеком, артистом, другом, если бы ты стала режиссером?

Ингеборга Дапкунайте: Меня «вырезали» из фильма и я думаю, что это нормально. Да, я смогла бы так поступить с близким или далеким мне человеком, потому что вопрос не в дружбе. Дружба — не критерий создания фильма, а критерием является его художественная ценность. Если меня вырезали, это был художественный выбор, потому что фильм создают режиссеры и продюсеры. Я считаю нормальным, если они считают нужным менять сюжет, менять сцены, удалить героя. Это история, а мы служим в повествовании истории и дружба здесь не при чем.

Александр Цыпкин: В одном из интервью ты сказала, что не поехала на вручение Оскара «Утомленным солнцем», потому что была на съемках. Расскажи подробнее, как это ты так постаралась?

Ингеборга Дапкунайте: Не поехала, потому что снималась в фильме «Миссия невыполнима». Когда они узнали, сказали, что это не самое умное решение. Том Круз сказал: «Как же так?». А я сказала: «Вот так!». Тогда он сказал, что дал бы мне свой самолет слетать. А я хотела ему сказать: «Как ты себе это представляешь? Мы три дня знакомы, а я приду к тебе и скажу: «Дай мне твой самолет для Оскара?» Нет уж.

Александр Цыпкин: Недавно узнал, что ты играла жену Бреда Питта и маму Энтони Хопкинса, ну, во-первых, расскажи детали этих семейных отношений. А серьезный вопрос такой — ты- супер-звезда, у тебя море главных ролей, но ты легко соглашаешься на эпизоды и не только в блокбастерах, но и в обычных фильмах. Это жажда, профессионализм, помощь друзьям или, может, все вместе? Сложно ли для тебя, видеть себя  на экране минуту из двух часов?

Ингеборга Дапкунайте: Да, я играла и жену героя Бреда Питта в Семи годах в Тибете, и маму Энтони Хопкинса, но только я с ним не встречалась. Я играла это в приквеле. Это как бы фильм перед его фильмом. Семейные отношения были нормальными, рабочими. А в эпизодах я соглашаюсь сниматься, потому что… иногда друзьям помогаю. Иногда, эпизод бывает очень интересным. Иногда помогаешь дебютанту, а вдруг у него что-то выйдет такое… Мне не сложно видеть себя на экране минуту из двух часов. Я, если честно, почти не смотрю фильмы со своим участием уже давно. Последний, может, «Морфий» был. Не помню.

ГогольЦентр281117_High_ 069

Александр Цыпкин: Ты — образец корректности и всегда говоришь, что лучший твой режиссер — тот, с которым ты сейчас работаешь, но скажи, если ты видишь, что режиссер не тянет проект, а ты уже в нем, ты скажешь ему это лично?

Ингеборга Дапкунайте: В моих интересах только то, что ему поможет сделать проект хорошим. У меня почти что не было случаев, где были безнадежные режиссеры.

Александр Цыпкин: Гений и злодейство. Тема древняя. Давай снизим градус вопроса: талантливый человек имеет больше прав на грехи?  Готова ли ты работать с талантливым человеком, который, очевидно, не очень хороший человек и совершает вне работы поступки, которые ты принципиально не одобряешь?

Ингеборга Дапкунайте: Мне очень трудно оценивать поступки людей вне съемочной площадки. Я не знаю, каким преступником он должен быть, чтобы я это знала. Как правило, мои коллеги приходят с определенной репутацией. Я не пытаюсь судить о человеке, если честно. Я общаюсь с человеком, исходя из того, как он общается со мной. Но может быть, мне какая-то работа его не понравилась до этого. Но если я уже согласилась, то моя работа предполагает то, что он мне должен понравиться, ну, если он — мой близкий партнер. В моих интересах — не иметь предрассудков, начиная работу.

Александр Цыпкин: Актеры все ненормальные? Или есть психически здоровые?

Ингеборга Дапкунайте: Нормальный, ненормальный человек — это же относительно. Большинство актеров, надо сказать, отличаются от людей, занимающихся другими профессиями. Но это тоже клише. Я знаю очень скромных и сдержанных актёров. Я знаю эксцентричных актеров, я знаю молчащих, я знаю говорящих. Они очень-очень разные, как и все люди.

 

Александр Цыпкин: Понятно, что лучший писатель 21-го века, разумеется, я (это шутка, если кто не понял), но после меня, кто в твоем нынешнем топ-листе? Про Зыгаря сам напишу, хоть я и ревную. Но кто еще?

Ингеборга Дапкунайте: Про писателей, если говорить про драматургов, наверное, из самых выдающихся —Том Стоппард. Мне посчастливилось быть с ним знакомой. Он очень приятный, замечательный, интеллигентный, интеллектуально выдающийся человек, неизмеримого ума, на мой взгляд. Это отражается в его произведениях. А так, мне нравиться Макьюэн. Мне нравится Йен Бэнкс и в своем научпоп и в фикшн. Мне нравятся разные книги, например, этот малазийский роман, который называется «Garden of heevening mists», «Сад вечерних туманов», автора Тан Твэн Энг.

Александр Цыпкин: До того, как мы познакомились, мне рассказывали, что ты холодная и высокомерная. А мы стали друзьями и сейчас ты для меня тот человек, которому можно позвонить ночью. Меня обманули?

Ингеборга Дапкунайте: Просто мне понравился ты, твой проект и твои тексты, поэтому наше сотрудничество разрослось в любовь.

Александр Цыпкин: Когда мы работаем над программой, ты часто выбираешь из моих рассказов те, где многое нецензурно и именно эти куски читаешь с особым блеском. Почему так получается?

Ингеборга Дапкунайте: Я литовская актриса, поэтому в русском тексте я прежде всего вижу интересные литературные приемы и конструкции. Думаю, для русского зрителя, они звучат иначе, чем для меня.

Александр Цыпкин: А что ты думаешь о социальных сетях? Это настоящее общение или фейк?

Ингеборга Дапкунайте: Вот мы с тобой звоним друг другу, или встречаемся — нам важно разговаривать, нам важно видеть глаза собеседника. А кто-то так не хочет, или не может — возникает общение в сети. Я думаю, что это не хорошо и не плохо, это по-другому. Сеть — это такой огромный выдуманный мир, а я, как актриса, как раз и занимаюсь созданием выдуманных миров, поэтому к любой иллюзии я отношусь с большим интересом.

Беседовал Александр Цыпкин

Заглавное фото — Тимофей Колесников для Еsquire Russia

Фотографии — Тимофей Колесников для проекта «БеспринцЫпные чтения»


Анонс

30 ноября «БеспринцЫпные чтения» вновь посетят Лондон. Программу «Дом до свиданий» представят Константин Хабенский и Александр Цыпкин. Билеты скоро в продаже на сайте Афиша Лондона. 

Дапкунайте и Хабенский афиша лондона

Что еще интересного на сайте: