Зимняя неделя русских торгов в Лондоне

Сколько стоило русское искусство в конце 2018 года? Подводим итоги.

Подошла к концу зимняя неделя русских торгов в Лондоне, на которой четыре ключевых британских аукционных дома по традиции представили произведения русского искусства. Sotheby’s, Christie’s, McDougall’s и Bonhams — в общей сложности заработали 35 миллионов фунтов, реабилитировавшись после довольно неудачных летних торгов, принесших всего 24 миллиона ( напомним, что неделя русского искусства проводится дважды в год — в июне и ноябре). Тем самым, всего три миллиона не добрали до результатов прошлогодних зимних продаж.

Крупные покупки

В десятку произведений, ушедших за крупнейшие суммы, попали лоты от всех четырех аукционных домов. Правда, лидирует как обычно Sotheby’s, чья доля на торгах в этом году составила аж 54%. Хотя особых сюрпризов от этих торгов никто не ожидал, все же было поставлено несколько впечатляющих рекордов. Например, занявшая первое место в списке картина Константина Маковского «Игра в жмурки» ушла за рекордную для художника сумму в 4,29 миллионов фунтов. Выкуплена она была у коллекционера из Нью-Йорка и продана за сумму, почти в два раза превысившую оценочную стоимость полотна. Масштабное двухметровое произведение, на котором изображена веселая сцена игры в жмурки в допетровские времена, является хрестоматийным в творчестве передвижника, поэтому интерес со стороны коллекционеров к ней был вполне ожидаем.

Еще более впечатляющий результат принадлежит грузинскому художнику-примитивисту самоучке Нико Пиросмани и его «Грузинке в лечаки» — картина продалась за сумму в 2,23 миллиона фунтов, почти в четыре раза превышающую оценочную стоимость, заняв вторую строчку в списке фаворитов недели торгов. У этой работы был очень интересный провенанс (прим.ред. история происхождения).  Первым владельцем картины “Грузинки в лечаки” был австрийский писатель Стефан Цвейг, который познакомился с работами Пиросмани во время своего визита в Москву в 1928 году. Картина хранилась в доме Цвейга в Зальцбурге вплоть до эмиграции писателя в Бразилию. После смерти Цвейга в 1942 году картина перешла во владение его первой жены Фридерики Марии Цвейг, которая в 1953 году подарила ее доктору Гарри Зоону, основателю Международного общества Стефана Цвейга. В свою очередь, профессор Зоон в 1981 году преподнес картину в дар библиотеке Рида нью-йоркского Государственного университета во Фредонии, где она и находилась в Цвейговском зале вплоть до нынешних торгов.

“Цвейг, как поклонник Анри Руссо и примитивистского искусства в целом, увидев работы Пиросмани в Третьяковской галерее, сказал, что тот станет истинным открытием для Европы, и прозвал художника Великим Пиро”, – отмечается на сайте Sotheby’s.

Вполне обоснованно заинтересовала покупателей ваза работы Императорского фарфорового завода с изображением австрийского императоры Франца I, ушедшая с лота за 1,81 миллион фунтов при оценочных 800,000 — 1,2 миллионах. Представленная домом Christie’s, она предположительно является самой большой вазой, когда-либо произведенной Императорским фарфоровым заводом.

 

В десятке также оказалась работа Петра Кончаловского — его «Игра на бильярде», представленная домом McDougall’s, на которой изображены сам художник и его друг и коллега Аристарх Лентулов, ушедшая за 1,62 миллиона, — сумму, которую от нее примерно и ожидали. Зато натюрморт Василия Рождественского, представленный аукционным домом Bonhams, продался за сумму, вчетверо превышающую оценочную стоимость.

 

Кроме того, в десятке оказались «Лунная ночь в Неаполе» Щедрина, один из важнейших лотов — «Закат в Венеции» Айвазовского и портрет Толстого кисти Репина. В рамках торгов также прошел специально организованный Christie’s аукцион, посвященный редким книгам и рукописям. С него ушли ранние экземпляры Пушкина и Гоголя, а также, например, подарочный экземпляр первого издания сборника «Камень» Осипа Мандельштама с дарственной надписью другому поэтому — Вячеславу Иванову.

А что дальше?

Большинство из важнейших лотов в этом сезоне нашли своих обладателей, за некоторые даже шла борьба. Мы поинтересовались у Дарии Черненко, директора Русского отдела Bonhams, как складывается судьба не раскупленных лотов и имеет ли значение прошлое “неудачное” участие в торгах.

“Для этого существуют постаукционные продажи. Часто бывает, что клиенты не смогли принять участие или их банально подвела техника и ставка сорвалась. Такие пост продажи дают еще шансы. А относительно “неудачного” участия в торгах, то может быть все как раз наоборот. Если работа с хорошим провенансом и в хорошем состоянии, то скорее всего ее просто “не заметили”. Такое бывает, когда покупатели увлечены другим лотом. Поэтому когда вещь повторно появляется на рынке, то скорее всего она продастся и даже выше первоначальной цены. В Bonhams почти все лоты, выставленные повторно, ушли с молотка.”

Подводя итоги этих торгов можно сказать, что русское классическое искусство по-прежнему востребовано. Пусть это будет дорогой к востребованности и современного русского (российского) искусства.

Маргарита Багрова, Ольга Павлова

ЧТО ЕЩЕ ИНТЕРЕСНОГО НА САЙТЕ: